Индивидуальные экскурсии.
Санкт-Петербург и пригороды.
Персональный гид Светлана Ржеусская.

Легенды Медного Всадника

Торжественная церемония открытия памятника Петру Великому, который сейчас известен как Медный всадник, состоялась 18 августа 1782 года. Сегодня этот памятник — достопримечательность, без которой не обходится ни один туристический маршрут. Буквально с момента открытия он был окутан мистическим флером, а с годами правда и фантастические выдумки о нем и вовсе смешались в одну пеструю, таинственную историю.
Место выбрала сама Екатерина II
Место установки монумента — пожалуй, единственное, о чем почти не спорили при его создании. Екатерина распорядилась поместить памятник на Сенатской площади, поскольку рядом расположены основанное Петром I Адмиралтейство и главное на тот момент законодательное учреждение России — Сенат. Правда, царица желала видеть памятник в центре площади, но скульптор поступил по-своему и передвинул постамент ближе к Неве.
Изначально на этом месте должны были установить прижизненный памятник самой Екатерине, но она сочла более правильным увековечить память об основателе Петербурга к 100-летию его восшествия на престол.

Скульптора порекомендовали Дидро и Вольтер
Для подготовки такого грандиозного события нужен был настоящий мастер, и по рекомендации своих друзей Дени Дидро и Вольтера Екатерина вызвала в Россию скульптора Этьена-Мориса Фальконе, автора «Грозящего Амура», который сегодня хранится в Лувре, и других известных скульптур. Художнику к тому моменту уже исполнилось 50 лет, у него был богатый послужной список, но таких монументальных заказов он еще не выполнял.
Фальконе чувствовал, что это его произведение должно войти в историю, и не стеснялся спорить с императрицей. Например, она требовала, чтобы Петр восседал на коне с жезлом или скипетром в руке, как римский император. Руководитель проекта и правая рука Екатерины Иван Бецкой советовал поставить на постамент фигуру в полный рост с полководческим жезлом в руке. А Дени Дидро и вовсе предлагал памятник в виде фонтана с аллегорическими фигурами. Доходило до таких тонкостей, что «правый глаз Петра должен быть направлен на Адмиралтейство, а левый — на здание Двенадцати коллегий». Но Фальконе стоял на своем. В контракте, который он подписал, говорилось, что памятник должен состоять «главным образом из конной статуи колоссального размера».

Фальконе заявил, что никакого скипетра в руке Петра не будет. «Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот ее-то и надо показать людям.
Медный Всадник
Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемой им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, - это эмблема побежденных им трудностей», — писал Фальконе в одном из писем.
Камень для постамента искали по объявлению
Обычно постаменту уделяют значительно меньше внимания, чем самому памятнику. Но в случае с Медным всадником получилось едва ли не наоборот. Его постамент, возможно, единственный в истории монументальной скульптуры имеет собственное имя — Гром-камень. В качестве метафоричной «скалы» Фальконе хотел использовать монолитную породу, но камень подходящего размера найти оказалось непросто. Тогда в газете «Санкт-Петербургские ведомости» появилось объявление, обращенное ко всем частным лицам, которые готовы выломать где-нибудь кусок породы и привезти в Петербург.
Отозвался некий крестьянин Семен Вишняков, который занимался поставками строительного камня в Петербург. У него давно была на примете глыба в районе Лахты, но только не было инструмента, чтобы ее расколоть. Где именно лежал Гром-камень, доподлинно неизвестно. Возможно, неподалеку от поселка Лисий Нос. В документах остались сведения, что путь камня до города занял восемь верст.

Для транспортировки скалы по рекомендациям Ивана Бецкого была разработана специальная машина, в перевозке участвовали тысячи людей. Камень весил 2400 тонн, перевозили его зимой, чтобы почва под ним не проседала.
Перевозка Гром-камня
Операция по перемещению длилась с 15 ноября 1769 года по 27 марта 1770 года, после чего на берегу Финского залива камень погрузили на судно и привезли на Сенатскую площадь 26 сентября.
Не медный, а бронзовый
Памятник традиционно называют Медным всадником с легкой руки Пушкина, хотя отлит он из бронзы. Мастерскую обустроили в бывшем Тронном зале деревянного Зимнего дворца Елизаветы Петровны. Скульптор продумывал каждую мелочь и проделал колоссальную работу.
«Когда я задумал вылепить его, как он завершает свой галоп, вставая на дыбы, этого не было в моей памяти, еще меньше в моем воображении, чтобы я мог на него полагаться. Чтобы создать точную модель, я советовался с природой. Для этого я велел построить площадку, которой я придал тот же наклон, который должен был иметь мой постамент. Несколько дюймов больше или меньше в наклоне произвели бы значительные изменения в движении животного. Я заставил скакать всадника не один раз, а более ста различными приемами на разных лошадях», - писал Фальконе.

Работа над моделью скульптуры длилась с 1768 по 1770 год. Над головой Петра работала юная ученица Фальконе Мари Анн Колло, а змею под копытом коня вылепил Федор Гордеев. Мари Анн за эту работу была принята в члены Российской Академии художеств, а Екатерина II назначила ей пожизненную пенсию в 10 000 ливров.
Иллюстрация к поэме Пушкина "Медный всадник". Александр Бенуа.
Отливка статуи заняла 8 лет
Отливку статуи начали в 1774 году по сложной технологии, которая распределением веса позволяла удержать баланс фигуры всего на трех точках опоры. Но первая попытка оказалась неудачной – труба с раскаленной бронзой лопнула, и верхняя часть скульптуры была испорчена. Ко второй попытке пришлось готовиться три года. Постоянные неурядицы и срывы сроков испортили отношения между Фальконе и Екатериной, и в сентябре 1778 года скульптор покинул город, не дождавшись завершения работы над памятником. Медный всадник оказался последним произведением в его жизни. Кстати, на одной из складок плаща Петра I можно найти надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».
Установкой Медного всадника на постамент руководил архитектор Федор Гордеев. По повелению Екатерины на постаменте написали «Екатерина II Петру I». Торжественное открытие памятника состоялось 7 августа 1782 года.
Открытие памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Бумага, гравюра резцом. Середина XIX в.
В честь этого события императрица издала манифест о всеобщей амнистии, а также велела отчеканить серебряные и золотые медали с его изображением. Одну золотую и одну серебряную медаль Екатерина II отправила Фальконе, который получил их из рук князя Голицына в 1783 году.
Памятник пережил три войны
Медный всадник «прошел» через три войны без повреждений, хотя и находится на удобном для обстрела месте.
С Отечественной войной 1812 года связана легенда, которая гласит, что Александр I приказал эвакуировать памятник в Вологодскую губернию, когда возникла угроза захвата Петербурга французскими войсками.
Некий майор Батурин добился аудиенции у князя Голицына и рассказал ему о сне, который преследовал его. Якобы он видит, как Петр на Сенатской площади съезжает с постамента и скачет в резиденцию царя на Каменном острове. «Молодой человек, до чего ты довел мою Россию, — говорит ему Петр, — но покуда я на месте, моему городу нечего опасаться!» Как гласит предание, Голицын пересказал сон государю, и тот отменил приказ об эвакуации памятника.

Первая мировая война в итоге так же не затронула величественного Петра, а во время Великой Отечественной войны Медного всадника обшили бревнами и досками, памятник укрыли мешками с песком и землей. Так же поступили с памятником Ленину на Финляндском вокзале и другими крупными монументами, которые спрятать или эвакуировать не было возможности.
Медный Всадник в блокаду
Made on
Tilda