Индивидуальные экскурсии.
Санкт-Петербург и пригороды.
Персональный гид Светлана Ржеусская.

Легенды Исаакиевского собора

Один из самых знаменитых соборов Северной столицы начали строить еще при Петре I, а завершили при Александре II. Торжественно освятили его 11 июня 1858 года. В разные годы он был укрытием для искусства и площадкой для физических опытов.
Его история, которая ведет свое начало практически со дня основания Северной столицы, полна неожиданных поворотов и таинственных легенд.
Сбывшееся пророчество
К строительству собора приложил руку не один архитектор, но самый большой вклад в возведение храма сделал француз Огюст Монферран.
К 1761 году церковь Исаакия Долматского перестраивали уже дважды – один раз в дереве, второй – в камне. Однако под каменной постройкой начал проседать грунт, и новый руководитель строительства Савва Чевакинский должен был выстроить церковь по новым чертежам и на новом месте. Но подготовка затянулась, и вскоре архитектор подал в отставку. Его место занял Антонио Ринальди, а торжественная закладка собора состоялась только в 1768 году. Ринальди руководил строительством вплоть до смерти Екатерины II, а после этого уехал за границу. Здание было возведено только до карниза. По указанию Павла I за собор взялся Винченцо Бренна, который неудачно изменил проект - в итоге кирпичные стены высились на мраморном основании.
При Александре I дважды проходил конкурс на его облагораживание: в 1809 и 1813 годах. Все архитекторы предлагали просто снести его и построить новый, поэтому император поручил инженеру Августину Бетанкуру заняться проектом реконструкции собора лично. Он перепоручил это дело молодому архитектору Огюсту Монферрану.
Новый собор заложили в 1819 году, но проект Монферрану пришлось дорабатывать еще шесть лет. Строительство же затянулось почти на сорок лет, что породило слухи о неком предсказании, которое архитектор получил от ясновидца. Якобы колдун напророчил ему, что он умрет, как только достроит собор. И действительно, спустя месяц после церемонии освящения собора архитектор умер.
Еще одна легенда гласит, что Александр II заметил среди скульптур святых, поклоном приветствующих Исаакия Долматского, самого Монферрана держащим голову прямо. Отметив про себя гордыню архитектора, император якобы не подал ему руки и не поблагодарил за работу, отчего тот расстроился, слег и умер. На самом же деле Монферран умер от острого приступа ревматизма, случившегося после перенесенного воспаления легких.
Он завещал похоронить себя в Исаакиевском соборе, но император Александр II не дал на это согласия. Вдова Монферрана увезла тело зодчего в Париж, где он и был похоронен на Монмартрском кладбище.

Бюст Огюста Монферрана можно и сегодня увидеть в соборе.
Бюст Огюста Монферрана в Исаакиевском соборе
Пропавшие сваи
До сих пор собор называют не только художественным, но и инженерным шедевром – разместить настолько тяжелую постройку на зыбком болотистом месте казалось невозможным, но ценой огромных усилий строители добились того, чтобы он укоренился в центре Петербурга на века.
Для строительства потребовалось вбить в основание фундамента 10 762 сваи. Это заняло пять лет, и под конец горожане стали шутить на этот счет – мол, забили как-то сваю, а она полностью ушла под землю. Забили вторую – и от нее ни следа. Третью, четвертую и так далее, пока не пришло письмо из Нью-Йорка: «Вы испортили нам мостовую! На конце бревна, торчащего из земли, клеймо петербургской лесной биржи «Громов и К!».

Отдельного внимания стоят гранитные колонны собора. Каждая из 48 колонн весит 114 тонн.
Гранит для них добывали на берегу Финского залива, у Выборга.
Колонны Исаакиевского собора
Каменотесы изобрели специальный способ извлечения монолитных глыб: просверливали в породе отверстия, вставляли в них клинья и били, пока в камне не появлялась трещина. В трещину вставляли железные рычаги с кольцами, сквозь кольца продевали канаты. 40 человек тянули за канаты и постепенно выламывали гранитные блоки.
Доставляли камни в город по рельсам, хотя железной дороги в России тогда еще не было. Установка 48 колонн заняла два года и завершилась в 1830 году, а в 1841 впервые в истории 24 колонны весом по 64 тонны каждая подняли на высоту более 40 метров, чтобы установить вокруг купола. На золочение купола ушло более 100 килограммов червонного золота, еще 300 килограммов потребовалось для золочения интерьера.
Исаакиевский собор на сегодня – четвертый в мире по величине, его вес составляет 300 тысяч тонн, а высота – 101,5 метр. Колоннада Исаакия остается самой высокой обзорной площадкой в центре города.

Залог силы Романовых
Невероятно затянувшееся строительство собора не могло не породить массу домыслов и слухов, всем казалось, что в этом долгострое есть что-то таинственное, как в покрывале, которое Пенелопа ткала для Одиссея и тайком распускала.
Заложенный в 1819 году собор завершили только в 1858, но и после освящения храм постоянно нуждался в ремонте и доработке, строительные леса еще долгие годы стояли неразобранными.
В итоге родилась легенда о том, что пока стоят леса - правит и династия Романовых. Сходилось и то, что средства на все доделки выделяла царская казна. Окончательно леса с Исаакиевского собора впервые сняли в 1916 году, незадолго до отречения от российского престола императора Николая II в марте 1917 года.
Еще один миф гласит, что у ангелов на фасадах Исаакиевского собора - лица членов императорской семьи.

Собор уходит
Невероятная тяжесть собора поражала воображение современников не меньше, чем поражает нас сегодня. Исаакиевский собор - самое тяжелое здание в Петербурге. Много раз ему пророчили обрушение, но несмотря ни на что он держится до сих пор.
Одна из городских легенд гласит, что известный шутник, один из создателей образа Козьмы Пруткова Александр Жемчужников как-то ночью переоделся в мундир флигель-адъютанта и объехал всех ведущих столичных архитекторов с приказанием «наутро явиться во дворец ввиду того, что провалился Исаакиевский собор». Несложно представить, какую панику вызвало это извещение.

Впрочем, легенда о том, что Исаакиевский собор постепенно и незаметно оседает под тяжестью собственного веса, жива до сих пор.
Исаакиевский собор
Храм на экспорт
Еще один странный слух о соборе появился уже в 1930-х годах, когда Советский союз на фоне индустриализации и коллективизации охватил голод. При этом экспорт хлеба на запад увеличивался, и начали поговаривать, что страна продает за границу не только продукты, но и музейные ценности: картины, иконы, антиквариат.
В Ленинграде распространился слух, что восхитившиеся красотой Исаакиевского собора американцы выразили готовность выкупить здание, напомнившее им Капитолий. Для этого его якобы должны были разобрать и по частям на судах переправить в США, а там собрать заново.
В качестве платы американцы, как гласит легенда, обещали заасфальтировать все булыжные мостовые Ленинграда, которых в то время было немало. Разумеется, на официальном уровне о такой сделке не могло быть и речи. Скорее всего, слух стал следствием активной политической пропаганды.

Музей атеизма
Как и все религиозные постройки, после Октябрьской революции храм был разорен. В мае 1922 года на нужды голодающих Поволжья из Исаакия вывезли 48 килограммов золотых предметов и две тонны серебра. В 1928 году президиум ВЦИК постановил «оставить здание собора в исключительном пользовании Главнауки в качестве музейного памятника». 12 апреля 1931 года в соборе был открыт один из первых в Советской России антирелигиозных музеев.
Это и спасло храм от разрушения – сюда стали водить экскурсии, на которых посетителям рассказывали о страданиях крепостных строителей здания и о вреде религии. Еще одна часть экскурсии носила научно-просветительский характер – под куполом висел маятник Фуко, длина которого составляла 91 метр. Маятник и сейчас хранится в запасниках храма, получившего статус государственного музея-памятника.

Война
Суровые годы войны тоже оставили храм невредимым. Купол закрыли камуфляжем военные альпинисты (один из них – Михаил Бобров – живет в Петербурге по сей день и носит звание почетного гражданина города). Согласно легенде, при угрозе оккупации города нужно было найти хранилище для тех ценностей, которые не успели вывезти. Тогда один пожилой офицер предложил собрать все в подвалах Исаакия, объясняя это тем, что фашисты используют его купол как ориентир и не станут по нему стрелять.
Все 900 дней блокады музейные ценности из пригородов Ленинграда, а также Музея истории города и Летнего дворца Петра I пролежали в полной безопасности, а на площади перед собором блокадники разбили огород, где ухитрялись выращивать капусту — об этом свидетельствуют архивные кадры 1942 года.

Но полностью избежать повреждений собору не удалось — о разрывах снарядов до сих пор напоминают следы от осколков на колоннах западного портика. Из-за отсутствия отопления пострадали настенные росписи, а живописная работа Бруни «Адам и Ева в раю» была смыта полностью.
Следы от осколков на колоннах западного портика Исаакиевского собора
Музейное настоящее
В 1963 году завершилась послевоенная реставрация собора. Музей атеизма перенесли в Казанский собор, а маятник Фуко сняли, так что с тех пор Исаакий работает исключительно как музей. Здесь и сегодня можно увидеть бюст Огюста Монферрана, выполненный из 43 пород минералов и камней - всех, что использовали при строительстве храма.
В 1990 год впервые с 1922 года в храме совершил Божественную литургию Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В 2005 году было подписано «Соглашение между Государственным музеем-памятником «Исаакиевский собор» и Санкт-Петербургской Епархией о совместной деятельности на территории объектов музейного комплекса», и сегодня богослужения проводятся регулярно по праздникам и воскресным дням.

Made on
Tilda